2 Декабря 2020 г. Ср 15:03
Сейчас -15°C
Завтра -11°C
18+
76.32
91.31
Информация
об отключениях
Подробнее

Подписаться на объявления «ЖКХ 56» Вам будут доступны свежие объявления Подписаться
Задайте нам вопрос
Вход / Регистрация
*— обязательные для заполнения поля

Александр Матвеевич Цирлинсон - член Союза писателей России

Цирлинсон 3.jpg

В конце прошлой недели, 13 января, - День Российской печати. Вместе с журналистским сообществом его отмечают и люди, которые многие годы своей жизни связаны с творческими коллективами: газет, журналов, электронных СМИ. С Новотроицкой газетой «Гвардеец труда» Александра Матвеевича Цирлинсона связывают десятилетия плодотворного сотрудничества. Член Союза писателей страны, он десятки своих произведений опубликовал именно на страницах этого издания.

Александру Матвеевичу уже за восемьдесят, и выражение «молод душой» наиболее  точно характеризует этого интереснейшего человека. Где бы он ни появился, вокруг сразу собираются люди: легкий и обаятельный в общении, Цирлинсон одновременно отличается начитанностью и эрудированностью, а его тонкое чувство юмора и самоирония раскрывают рассудительного и думающего человека.

Впрочем, Александр Матвеевич известен в нашем городе не только как поэт. В отличие от большинства обывателей он сумел реализоваться сразу в нескольких сферах: как спорт-

смен и тренер, руководитель литературной группы и автор-составитель книг, проектировщик и аппаратчик химического производства. И в каждой из этих областей он старался если не быть лучшим, то сделать все от него зависящее и непременно добиться достойного результата. Ведь ответственность и целеустремленность – это тоже о нем.

Родился Александр Матвеевич 22 декабря 1935 года в Запорожье. В начале войны с мамой и маленькой сестренкой был эвакуирован в город Сталинск (Новокузнецк), где и пошел в школу.

 – Из воспоминаний довоенного детства остались только яркие пятна, – рассказывает Александр Матвеевич. – Вероятно, война, которая ворвалась в жизнь пятилетнего ребенка, затмила все. Это потом, через много лет я напишу цикл «Воспоминание о военном детстве», где будет одно небольшое стихотворение:

А эта тишина подобна передышке.
Как задремавший гром.
Как легкая волна.
Еще шумит весна…
Веснушчатый мальчишка –
забавный милый гном –
    укрыт завесой сна.
Пока он мирно спит,
Он видит сны лихие:
вот поднялась волна.
Вот пробудился гром…
А мир в страстях кипит –
      грядут сороковые.
И темная война вползает
            в светлый дом.

В школе Александр Цирлинсон учился средне, но благодаря друзьям познавал мир через музыку и чтение: у одного из ребят была огромная фонотека, у другого – хорошая библиотека. Это дало толчок не только к познанию, но и к творчеству.

 – Свои первые стихи я написал накануне тридцатилетия, когда уже жил в Новотроицке, – вспоминает Александр Матвеевич. – Почему-то их сразу стали печатать в городских и областных газетах. Я почувствовал себя поэтом и стал запоем… писать стихи. Пожалуй, самую большую роль в моем литературном становлении сыграл новокузнецкий поэт и архитектор Вениамин Безруков, мой товарищ по проектному институту, где я работал в электротехническом отделе. Безруков ввел меня в мир поэтических образов Пастернака и Цветаевой, Мандельштама и Ахматовой, познакомил с творчеством поэтов военного поколения: Самойлова, Левитанского, Межирова. Я стал много читать и осмысливать прочитанное. Естественно, более строго относиться к своим, да и к чужим стихам.

В 1966 году Александру Цирлинсону предложили возглавить только что созданную городскую литературную группу. Юные Геннадий Красников и Анатолий Тепляшин уже тогда заявили о себе своими талантливыми стихами. С тех пор их всех связывает большая творческая дружба.

1980 год резко повернул судьбу Александра Матвеевича: и трудовую, и творческую. Он перешел из проектного отдела НЗХС в цех № 2 и стал аппаратчиком. Одновременно произошел резкий творческий подъем: первая публикация в альманахе «Поэзия», публикации в коллективных сборниках, работа над переводами нацио-

нальных поэтов. Творчество поэта Цирлинсона не вписывалось в поэзию  молодых, но и не относилось к маститым и известным авторам. Он так и шел особняком, со своим негромким, но проникновенным поэтическим голосом.

Прошу простить…
Но я – душой горю.
И потому  я вам сказать обязан:
я не молчу – я тихо говорю.
Не слышите.
Привыкли к громким фразам.

 – В мае 1987 года меня неожиданно избирают председателем городского Совета Всесоюзного добровольного физкультурно-спортивного общества профсоюзов, – рассказывает Александр Матвеевич. – Сказалась постоянная и активная общественная работа в коллективе физкультуры завода. Проработал до полного развала Советского Союза, под обломками которого развалилось и мое спортивное общество. Мне предложили должность директора спорткомплекса родного завода хромовых соединений, которую я занимал до конца 1995 года. Думаю, что поработал в спорте неплохо, потому что в 1996 году получил знак «Отличник физической культуры и спорта России».

К тому времени вышла первая книга стихов Александра Цирлинсона «Осенняя нежность» (она была опубликована под псевдонимом Александр Матвеев), затем – книги «Часы благополучья» и «Вечная смута». В 1995 году оренбургское отделение Союза писателей России приняло Александра Матвеевича в свои ряды.

 – С тех пор я, можно сказать, профессионально занимаюсь творческой работой, – говорит поэт. – За это время написаны несколько книг стихотворений, издана книга сонетов Уильяма Шекспира в моем переводе, составлены несколько спортивных книг, книга о культуре и искусстве нашего города, буклеты об известных творческих людях Новотроицка. За 10 лет сотрудничества с композитором Василием Афанасьевым написано около 50 песен, многие из которых – в репертуаре местных вокальных групп и исполнителей.

За прошедшие годы изменилась и работа литературного объединения. Если в самом начале поэты собирались на творческие вечера, то теперь проводятся индивидуальные консультации – быть поэтом сейчас мечтают немногие. Рассуждая о современной творческой молодежи, Александр Матвеевич отмечает поверхностность и нежелание работать над словом, рифмой, но при этом – непоколебимую уверенность в своих силах и невосприимчивость к критике.

 – Я пытаюсь донести до начинающих поэтов главную мысль: стихи обязательно должны пропагандировать что-то высокое, иметь социальную функцию. Иначе – это простое рифмоплетство! –  искренне негодует Цирлинсон. – Есть и другая проблема: сейчас совершенно негде печататься. Периодические издания давно перестали публиковать литературные страницы, журналы стали сплошь частными, а за свои деньги издаваться может далеко не каждый. Казалось бы, выход есть – Интернет. Но сюда, к сожалению, «сливать» свои творения может каждый, поэтому действительно талантливому автору легко затеряться среди бездарностей.

Сейчас Александр Матвеевич, несмотря на почтенный возраст, продолжает свой творческий путь. В этом его вот уже более четверти века поддерживает супруга Валентина Сергеевна. От первого брака у него родились двое сыновей, а пять лет назад внучка подарила дедушке правнука, которого назвали Александром. По словам поэта, ему совсем не хочется поднимать в творчестве, как он сам говорит, «старческие темы». Как и полвека назад, поэт Цирлинсон полон оптимизма и ко многому относится с юмором, а его стихи, несмотря на присутствующую  в них мудрость и философичность, остаются при этом по-прежнему легкими и наполненными жаждой жизни.

Послушайте!
Я вам не все сказал.
Я не сказал о вечном ожиданье,
когда гудящий сумрачный вокзал
был местом встреч,
но чаще – расставаний.
Когда глаза зовущие вдали
вели меня в заоблачные дали.
И вьюги все дороги замели,
и летние дожди в лицо  хлестали.
Я не сказал, что каждый шаг и миг
насыщен был огнем преодоленья.
И были безрассудство и сомненья,
но истины я так и не постиг.
А истина, наверно, скрыта в том,
что в этот мир пришел я не случайно.
И это небо, этот хлеб и дом
даны мне для общенья и молчанья.
И где-то за туманом мой  причал.
И край земли.
И в ярких гроздьях звезды.
Послушайте!
Я вам не все сказал.
Но доскажу.
Даст Бог.
Пока не поздно…